Михаил Житков: пока я работаю, я живу

25.10.0709:45
  •  
  • Ключевые слова:
Среди нас есть люди, которым судьба определила важные роли в истории. Один из них – симферополец Михаил Житков, ветеран Великой Отечественной войны, ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС.
C фронта в Симферополь Михаилу Житкову в этом году – 80 лет. Всю жизнь он прожил в Крыму, чем необычайно доволен. Родился Михаил Житков в 1927 году в Джанкойском районе. До войны он с родителями жил в Красногвардейском районе. - Сам я из Красногвардейского, колхоз имени Калинина. Родители там жили. После армии я демобилизовался к родителям, а потом приехал в Симферополь. У меня было 7 классов образования до войны, - начал рассказ Михаил Житков. Война для семнадцатилетнего парня, как и для прочих солдат, была страшной. - Я прошел подготовительные курсы, и меня с моим товарищем Георгием Денисенко отправили воевать. Прямо в бой нас, молодых, не бросили, а поставили сопровождать боеприпасы, грузы, танки, провизию на фронт. И мы ехали на поезде, один впереди состава следит, а другой с тамбура последнего вагона смотрит. А на войне все видел. И бомбежки, и мертвых солдат. Война она и есть война. После Великой Отечественной, Михаил Житков демобилизовался в Красногвардейский район, к родителем. Однако почти сразу перебрался в крымскую столицу. После переезда в Симферополь в 1951, он продолжил обучение в вечерней школе, и продолжил обучение в Симферопольском строительном техникуме. Приходилось учиться и работать управляющим домами. А после техникума Михаил Житков поступил в Московский инженерно-строительный институт на заочное отделение. Успешно его окончил и работал, рос, двигался. Дошел до главного инженера строительно-монтажного треста. Скоро мы построим город Когда 26 апреля 1986 года прогремел взрыв на Чернобыльской АЭС, со всего Советского союза стали в срочном порядке направлять спасателей и строителей: нужно было куда-то отселять эвакуированных людей. - Взрыв был 26 апреля, а группа крымских строителей уехала на стройки 2 или 3 мая. И вернулся я 11 июня. Сразу же после трагедии была команда и наша строительная группа уехала в село Берестянка Киевской области. Мы не были героями, весь Советский союз поехал спасать. Все надели робы и приступили к строительству. Нам выделили бытовки, в которых мы и жили. А находились мы как раз в опасной зоне. И никто ничего не знал! Все просто работали, - рассказал Михаил Житков. На стройке, по словам ветерана, как на войне. Все выполняли свой долг, как в бою, так и здесь. Никто не ходил, не искал возможности сбежать. Если Родина требует, значит другого пути быть не может. - Люди приехали из дому и никому не охота сидеть в зараженной зоне больше положенного. Каждый хочет как можно скорее закончить. А сачковать нельзя было! Мы приступали к работе в 8.00, уже позавтракав, и до 20.00 никто от работы и не отвлекался. Работал с нами в зоне молодой парень Игорь Филиппов. Он отвечал за разгрузку вагонов, за автотранспорт, за растворо-бетонные узлы. Так Игорь Филиппов крутился там, как белка в колесе, обеспечивал бесперебойную работу всей стройки, не допускал простоя в растворо-бетонных узлах. Молодец, - поделился воспоминаниями Михаил Житков. «Мы не герои, мы выполняли долг» Когда бригады со всего Союза приехали строить дома для отселенных, никто ничего не говорил по поводу опасности. Предупреждали только, что нельзя сходить с дороги и нужно опасаться радиоактивного песка. Каждому рабочему выдали дозиметр. - Когда мы туда отправлялись, никто не знал, что там случилось. В Киеве 1 мая была демонстрация, все киевляне вышли на парад. Никто нас не предупреждал об опасности. Знали только, что было что-то плохое. Когда приехали в Киев, стало страшновато: передвигаться можно только по асфальту, с дороги съезжать нельзя. Только мало кто воспринимал это серьезно. Наверное, в этом и была наша беда, что мы недооценивали состояние дела. Говорить, что мы герои, потому как поехали в самое пекло, не стоит. У меня был друг из Севастополя, Иван Николаевич Москвин, сибиряк. И нет его уже, умер. Видно, не доглядел. Многие уже умерли, - печально отметил Михаил Житков. По его словам, во время работы в Чернобыльской зоне, был случай, когда на стройку приезжал Щербицкий. Он осмотрел крымских строителей, заметил Михаила Житкова, которому в то время было 59 лет, и в шутку так сказал: «А что здесь делают полуседые? Что, в Крыму нет молодых?» Симферополь – родной город Не смотря на то, что родился Михаил Житков в Красногвардейском районе, почти всю жизнь он прожил в Симферополе. - Симферополь для меня родной город. Здесь пошла юность, молодость, учеба, здесь я женился. Поэтому то, как выглядит город сейчас, мне не безразлично. Я считаю, не стоит гоняться за чем-то новым, стоит просто восстановить то, что было. Моя жена была главным инженером Крымского республиканского треста зеленого строительства, проектировала и озеленяла весь Крым. Сейчас она на пенсии. Она на неделю ездила со мной в зараженной зоне. В Симферополе она озеленяла улицы и детские площадки. А сейчас, когда мы гуляем по городу, у нас обоих портится настроение. Ведь Симферополь раньше был значительно лучше, чище, парки были ухоженные. И хотелось бы, чтобы он выглядел пусть не лучше, пусть так же как раньше, но не хуже. Нужно восстанавливать то, что есть. Например, отремонтировать все фонтаны. Нужно чтобы жилье строилось, детские сады. И чтобы зелени было больше. Ведь зеленые насаждения – это легкие города. Раньше к этому относились более ответственно, что ли. Мне пришлось строить Детский парк. Когда его озеленяли, каждую неделю приезжал секретарь обкома партии, все городские чиновники и помогали рабочим высаживать зелень. Также общими силами строили и сквер Победы. Сейчас Михаил Житков работает строителем-консультантом в строительной организации у Игоря Филиппова, с которым ездили в Чернобыльскую зону. Я консультирую сотрудников, даю советы и рекомендации, помогаю учить молодых ребят. Мне это нравиться, так как я не сижу без дела дома. Когда-то вычитал хорошую фразу: «Пока я работаю – пока я живу». И я взял эту фразу на вооружение.
Татьяна Яворович 0 3036 0
  • Комментарии ВКонтакте
  • Комментарии Facebook
    
Цены на рынке Симферополя (Цены указаны в рублях)
Абрикосы: 150 Баклажаны: 25 Бананы: 40
Батон: 21 Вода минеральная 1.5: 32 Говядина: 310-350
Дыня: 25 Капуста: 25 Картофель: 20
Клубника: 170 стакан Кукуруза: 15 Лук: 30
Малина: 110 стакан Морковь: 40 Нектарин: 90
Огурцы: 40 Перец: 30 Персики: 120
Помидоры: 40 Рыба: от 120 Свекла: 25
Свинина: 260-350 Смородина: 110 стакан Укроп\Петрушка: 10-15
Филе курицы: 230 Хлеб: 13-17 Чеснок: 130
Шампиньоны: 130 Яблоки: 50-100 Яйца: 50-60