Инна Швец: "Вышивать я могу только левой рукой"

8.10.0816:04
  •  
  • Ключевые слова:
Все люди наделены какими-либо талантами, и тех, у кого нет хоть одного таланта, просто нет. А если кто-то вдруг считает себя обделенным — то не потому, что он не талантлив. На самом деле этот человек, скорее всего, еще не смог раскрыть свой дар. Инна Швец обнаружила способность к вышивке гладью только будучи пенсионеркой.
Случайный талант В детстве особой тяги к вышивке у Инны Швец не было: так, вышивала, когда нужно было, на уроках труда, но специально этим не занималась. А потом как-то и не до этого стало: школа, учеба в техникуме, работа, семья, дети. И только на пенсии у женщины появилось время для занятия каким-либо любимым делом. — Как-то я встретила свою приятельницу, — рассказывает Инна Швец, — и она как раз занимается вышивкой: ходит в специальную студию, где этому обучают. Я посмотрела на ее работы, мне понравилось и тоже захотелось попробовать. Попробовала, и у меня получилось. Некоторое время женщина занималась в студии, но потом бросила эти занятия: ей не нравилось, что кто-то всегда указывал, что вышивать и каким цветом. — Я очень независимый человек, и не привыкла, чтобы мне указывали, что и как делать, — говорит рукодельница. — Поэтому из студии я ушла, и стала дома сама заниматься любимым делом. Картины, «писаные» нитками Теперь Инна Швец сама выбирает себе картины для вышивки: ней может стать даже простая понравившаяся женщине фотография с красивым пейзажем, икона в церкви, букет цветов. Процесс вышивания очень напоминает то, как художники пишут картины: сначала мастерица натягивает ткань на большие специальные пяльца в виде рамок для картин — подрамники. Затем рукодельница делает карандашом наброски рисунка на ткани, и уже по этим эскизам начинает вышивать. Каждый стежок — это как очень тонкий мазок кисти, и нужно обладать необычайным талантом художника, чтобы с помощью разных оттенков нитей передать игру света и тени. Ведь это карандашом не нарисуешь — это нужно интуитивно чувствовать, видеть внутренним глазом и сразу же отражать в работе. И не всегда все получается сразу. — Иногда у меня работа не идет, и может лежать нетронутой несколько месяцев, — говорит Инна Швец. — Ну не получается, не нравится, не хочется мне ее продолжать и все! Потом, правда, я к ней возвращаюсь и со свежей головой все доделываю. На одну работу у рукодельницы уходит примерно от полугода до года, потому что работа это кропотливая, да и редко Инна Швец вышивает одну работу от начала до конца: обычно есть несколько начатых и незаконченных, к которым женщина потом возвращается. Сложности бывают Но даже в этом любимом деле пенсионерка встречается с какими-то сложностями. В основном трудно бывает найти нитки необходимых естественных тонов. — Я вышиваю нитками мулине, — рассказывает вышивальщица, — и их сейчас много в специальных магазинах. Одна проблема: цвета все ядовитые и какие-то химические, слишком яркие, не естественные. А хочется, чтоб картина выглядела естественно, вот и приходится рыться в старых запасах, и просить о том же у знакомых. Знакомые охотно отдают мастерице нитки, купленные еще в советские времена: тогда женщины часто вышивали и покупали все про запас — сказались времена дефицита на рынках страны. Сейчас же вышивкой занимаются далеко не в каждом доме, эти запасы оказываются просто ненужными. А вот Инне Швец они приходятся как нельзя кстати: оттенки, которые на первый взгляд кажутся мутными и тусклыми, на готовом изделии смотрятся очень естественно. — Честно говоря, вышитые картины мне нравятся больше написанных красками, — отмечает Инна Швец. — Они смотрятся как-то более объемно, естественно, живо. И правда, вышитая картина — это работа более тонкая, каждым стежком в такой работе отмечены мельчайшие черточки. Смотрится это, как будто художник писал картину штрихами при помощи тончайших карандашей. Интересный случай Кроме картин с пейзажами, Инна Швец любит вышивать еще и иконы с ликами святых. — Первая моя икона — это изображение Богородицы, — рассказывает вышивальщица. — Я ее подарила сыну — он тогда сильно болел, вот я и подумала, что это может помочь. Сын мастерицы как-то раз решил достать работу из-за стекла и протереть: ему показалось, что картина в пыли. Однако вытереть эту «пыль» ему так и не удалось. Оказалось, что легкую блеклость и тусклость изделию придавала вовсе не пыль, а просто-напросто рисунок каким-то образом отпечатался на стекле. — Стекло стало не прозрачным, — рассказывает Инна Швец, — оно стало матовым, и на его внутренней поверхности отпечатался рисунок вышивки. Почему такое произошло — не знает никто. По словам мастерицы, просто полинять нитки не могли, для этого под стекло должна была попасть влага, да и сама картина должна была стать более тусклой, цвета смешаться. А этого не произошло. — Мой сын тогда лечился у одной бабушки-знахарки, — заметила вышивальщица, — и чтобы узнать, почему это произошло, отнес это стекло ей. А она попросила, чтобы он его у нее и оставил: понравился ей отпечатавшийся рисунок. А почему это произошло, так и не сказала. Интересно отметить еще и то, что Инна Швец, будучи правшой, вышивать правой рукой не может: рисунок не получается. — Я как пробую сделать стежок правой рукой — так у меня ничего не выходит, — говорит рукодельница. — Ну не лежит этот стежок так, как мне хотелось, и все! А как в левую руку беру иголку — так все сразу получается: и нитки правильно ложатся, и иголка туда, куда надо попадает. Сама вышивальщица это необычным не считает, говорит, что ей просто так удобнее. Но кто знает, может она просто отдается этому занятию всем сердцем? А делать это проще левой рукой, ведь именно слева у человека находится сердце. Да и фамилия у мастерицы не зря такая «швейная» — Швец. Под стать любимому делу. Полезное занятие Занятие вышивкой для Инны Швец не просто хобби, но и как лекарство. Вышивая, женщина, если и нервничала, успокаивается. — Меня это успокаивает, — говорит вышивальщица. — Сколько вышиваю, столько у меня уже и не было проблем с сердцем. Да и на зрение, как ни странно, это занятие не влияет: семь лет Инна Швец занимается вышивкой, и столько же лет рецепт на очки не менялся. Зрение, не смотря на постоянное напряжение, не ухудшается. Правда, сложно постоянно сидеть и не двигаться, устает спина. Но что поделать? Дети вышивальщицы очень ценят и уважают занятие матери, постоянно просят ее работы в подарок, Инна Швец, конечно, делает им такие подарки. Но часть работ все равно оставляет себе. Симферополь — центр Крыма Инна Швец очень любит Крым за его красоту и уникальность. И город, в котором она живет, вышивальщица ценит за то, что он является центром Крыма. — Из Симферополя можно за один день попасть практически в любой уголок Крыма, и вечером вернуться домой, — говорит Инна Швец. — А мы с мужем в свое время часто на выходные ездили в разные красивые места в Крыму. Да и сам Симферополь мастерица любит, тем более что сейчас появляется столько новых построек, и так преображаются старые здания.
Людмила Петренко 0 4770 0
  • Комментарии ВКонтакте
  • Комментарии Facebook
    
Цены на рынке Симферополя (Цены указаны в рублях)
Абрикосы: 150 Баклажаны: 25 Бананы: 40
Батон: 21 Вода минеральная 1.5: 32 Говядина: 310-350
Дыня: 25 Капуста: 25 Картофель: 20
Клубника: 170 стакан Кукуруза: 15 Лук: 30
Малина: 110 стакан Морковь: 40 Нектарин: 90
Огурцы: 40 Перец: 30 Персики: 120
Помидоры: 40 Рыба: от 120 Свекла: 25
Свинина: 260-350 Смородина: 110 стакан Укроп\Петрушка: 10-15
Филе курицы: 230 Хлеб: 13-17 Чеснок: 130
Шампиньоны: 130 Яблоки: 50-100 Яйца: 50-60